luminofor: (Default)
Долог путь до острова Валаам
Ссылали не всех поголовно безруких-безногих, а тех, кто побирался, просил милостыню, не имел жилья.
Их были сотни тысяч, потерявших семьи, жильё, никому не нужные, без денег, зато увешанные наградами.

Их собирали за одну ночь со всего города специальными нарядами милиции и госбезопасности, отвозили на железнодорожные станции, грузили в теплушки типа ЗК и отправляли в эти самые «дома-интернаты».
У них отбирали паспорта и солдатские книжки - фактически их переводили в статус ЗК. Д
а и сами интернаты были в ведомстве ментуры.

Суть этих интернатов была в том, чтоб тихо-ша спровадить инвалидов на тот свет как можно быстрее. Даже то скудное содержание, которое выделялось инвалидам, разворовывалось практически полностью.

У нас в начале 60-х был сосед, безногий инвалид войны. Я помню, как он ездил на этой тележке на подшипниках. Но он всегда боялся выехать со двора без сопровождения. Жена или кто-то из родных должны были идти рядом. Я помню, как отец переживал за него, как все боялись, что инвалида загребут, хотя у него была семья и была квартира. Году в 65-66 мой отец выбил для него (через военкомат, собес и обком) мотоколяску-инвалидку и мы всем двором праздновали «освобождение», а мы, дети, бегали за ним и просили покатать.

Численность населения СССР перед войной оценивается в 220 миллионов с учетом населения присоединенных территорий Польши, Венгрии, Румынии и стран Прибалтики. Общие демографические потери СССР за период 41-45 год оцениваются в 52-57 миллионов человек. Но в эту цифру входят «не родившиеся». Реальное число потерь населения можно оценить порядка 42-44 миллионов. 32-34 миллиона составляют военные потери армии, авиации и флота + 2 миллиона евреев уничтоженных в результате Холокоста + 2 миллиона погибших в результате боевых действий мирного населения. Остальные исчезнувшие миллионы попробуйте сами объяснить.

Остров Валаам, 200 километров к северу от Светланы в 1952-1984 годах - место одного из самых бесчеловечных экспериментов по формированию крупнейшей человеческой «фабрики». Сюда из Ленинграда и Ленинградской области, чтобы не портили городской ландшафт, ссылали инвалидов - самых разных, от безногих и безруких, до олигофренов и туберкулезников. Считалось, что инвалиды портят вид советских городов.

На Валааме их чуть ли не по головам считали «этих инвалидов». Они «мёрли» сотнями, но на Валаамском кладбище мы отыскали только 2 прогнивших столбика с …номерами. Не осталось ничего - они все ушли в землю, не оставив памятника ужасному эксперименту человеческого зоопарка советского острова.
«Новой войны не хочу!» Так был озаглавлен недавно появившийся в СМИ рисунок бывшего разведчика Виктора Попкова из серии «Мы выстояли в аду!» - портреты фронтовиков-инвалидов художника Геннадия Доброва. Рисовал Добров на Валааме. Его работами мы и проиллюстрируем этот материал.

Ай-ай-ай... Каким совковским пафосом веет от официальных легенд под рисунками. От лучших представителей народа, непрерывно захватывающего чужие земли и поставляющего оружие всем террористам мира. Вот только ветеран этот, влачил жалкое существование в крысиной норе на острове Валаам. С одной парой сломанных костылей и в единственном кургузом пиджачишке.

Цитата:
После войны советские города были наводнены людьми, которым посчастливилось выжить на фронте, но потерявшим в боях за Родину руки и ноги. Самодельные тележки, на которых юркали между ногами прохожих человеческие обрубки, костыли и протезы героев войны портили благообразие светлого социалистического сегодня. И вот однажды советские граждане проснулись и не услышали привычного грохота тележек и скрипа протезов. Инвалиды в одночасье были удалены из городов. Одним из мест их ссылки и стал остров Валаам. Собственно говоря, события эти известны, записаны в анналы истории, а значит, «что было – то прошло». Между тем изгнанные инвалиды на острове прижились, занялись хозяйством, создавали семьи, рожали детей, которые уже сами выросли и сами родили детей – настоящих коренных островитян.


Сначала давайте немного посчитаем. Если выкладки ошибочны - поправьте.
Во второй мировой СССР потерял по разным подсчётам от 20 до 60 миллионов человек погибшими. Вот такой вот разброс. Статистика и военная наука утверждают, что во время боя на одного погибшего приходится несколько раненых. Среди них есть искалеченные (инвалиды).Какой процент - судить не берусь. Но, предположим, небольшой, сравнимый с количеством убитых. Значит количество калек после войны должно было исчисляться ДЕСЯТКАМИ МИЛЛИОНОВ.

Моё сознательное детство началось году этак в 73-м. Вы можете сказать-умерли от ран. Возможно. Мой дед умер от ран в 54-м. Но не все-же? Десятки миллионов? Моя мама родилась во время войны. Давным давно она обронила фразу, которой я по малолетству не придал значения. Она сказала, что после войны на улицах было очень много калек. Некоторые подрабатывали, некоторые просили милостыню или бродяжничали. А потом их как-то сразу не стало. По-моему, она сказала, что их куда-то вывезли. Но именно за эту фразу не ручаюсь. Хочу уточнить, что мама у меня - человек без воображения. Поэтому, если она говорила - много, то, скорее всего так и было..

Подведём итоги: после войны остались десятки миллионов инвалидов. Очень многие совсем молодые. Лет по двадцать-тридцать. Ещё жить да жить. Даже с учётом инвалидности... Но через тридцать лет после войны я не видел практически ни одного. А, по утверждениям некоторых, калек не стало через совсем небольшой промежуток времени после окончания войны. Куда они делись? Ваши мнения, господа - товарищи...

Цитата:
А в 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР образовали на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда. Вот это было заведение!

Не праздный, вероятно, вопрос: почему же здесь, на острове, а не где-нибудь на материке? Ведь и снабжать проще и содержать дешевле. Формальное объяснение: тут много жилья, подсобных помещений, хозяйственных (одна ферма чего стоит), пахотные земли для подсобного хозяйства, фруктовые сады, ягодные питомники, а неформальная, истинная причина: уж слишком намозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах, да мало ли еще где. Ну, посудите сами: грудь в о-р-д-е-н-а-х, а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой - из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого "позора"! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях. Верней сказать, на развалин-а-х монастырских, на сокрушенных советской властью столпах Православия. Страна Советов карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью. Всякий, попадавший на Валаам, мгновенно осознавал: «Вот это все!» Дальше - тупик. «Дальше тишина» в безвестной могиле на заброшенном монастырском кладбище.

Читатель! Любезный мой читатель! Понять ли нам с Вами сегодня меру беспредельного отчаяния горя неодолимого, которое охватывало этих людей в то мгновение, когда они ступали на землю сию. В тюрьме, в страшном гулаговском лагере всегда у заключенного теплится надежда выйти оттуда, обрести свободу, иную, менее горькую жизнь. Отсюда же исхода не было. Отсюда только в могилу, как приговоренному к смерти. Ну, и представьте себе, что за жизнь потекла в этих стен-а-х. Видел я все это вблизи много лет подряд. А вот описать трудно. Особенно, когда перед мысленным взором моим возникают их лица, глаза, руки, их неописуемые улыбки, улыбки существ, как бы в чем-то навек провинившихся, как бы просящих за что-то прощения. Нет, это невозможно описать. Невозможно, наверно, еще и потому, что при воспоминании обо всем этом просто останавливается сердце, перехватывает дыхание и в мыслях возникает невозможная путаница, какой-то сгусток боли! Простите...


«Вааламская тетрадь»
Евгений Кузнецов

Инвалидов высылали не из всех городов, а только из основных больших городов европейской части СССР. Безногий ветеран, который просит милостыню у булочной не волновал в Мухосранске, но был неприемлим в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске, Одессе, Риге, Таллине, Одессе, Днепропетровске, Харькове, Томске, Новосибирске (куда Сталин планировал перенести столицу СССР).

Подобные заведения и сейчас есть. Например, под Харьковом в посёлке Высокий. И в Стрелечьем... Ты уверен, что там условия сильно отличаются от Валаамских?

Ну что я могу на это всё сказать? С..у..у..у..ууууки!!! (с форума).
Ответ русского чекиста (современного выродка) в украинском форуме:

- Если у страны появились средства на то, чтобы устроить людей в «места ссылки инвалидов войны», это следует называть преступлением режима?

Небезинтресно то, что автор этого высказывания постоянно проживает в Канаде и усиленно выдает себя на майданца-украинца. При этом, рассылаемую почту через ФСБ-шное mail.ru, подписывает, - "ветеран КГБ".

С..у..у..у..ууууки!!! - это не те, тогда. С..у..у..у..ууууки!!! - это вот эти, сегодня... (с форума)

Мне очень жаль, что живут ещё такие выродки, которые имеют наглость заявлять, что всего этого не было. И потом они себя числят борцами против фашизма и говорят про «никто не забыт, ничто не забыто».
Вы не считайте нас, современных людей, носителями этого вируса фашизма только на том основании, что мы говорим по-русски... (с форума).
Вы ждете ответа?
Я думаю, это достаточное основание.
Вы – СУКИ!

Сергей Мельникофф

Profile

luminofor: (Default)
luminofor

May 2017

S M T W T F S
  123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 10:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios